Инесса Арманд - любовница и муза Ленина

Женщины в истории

Женщины тоталитарных режимов: Инесса Арманд - любовница и муза Ленина. 9804.jpegПосреди суматохи гражданской войны, занятый государственными делами и судьбами мировой революции очень скромный в быту человек озабочен номером калош для любимой женщины. Ну и что? - спросите вы. Собственно, ничего особенного за одним небольшим исключением. Этого человека зовут Ленин, и он пишет записку не своей жене, а любовнице - Инессе Арманд.

В Советском Союзе об этом молчали долгие годы. Стыдливо замалчивали отсутствие у Ленина и его жены Надежды Крупской детей. Абсолютным табу были еврейские корни в родословной вождя пролетариата и его личная жизнь.

И вдруг как гром с ясного неба прозвучало: у Ленина была любовница. Любовниц не бывает у небожителей. А «кремлевский мечтатель», как назвал Ленина английский писатель Герберт Уэллс, и представлялся неким подобием олимпийского бога. Простые граждане страны Советов древних мифов не знали, а жаль. Боги спускались с Олимпа к смертным женщинам, потому что ничто человеческое не было им чуждо.

И тогда избранным было прекрасно известно о взаимоотношениях Владимира Ильича и Инессы Арманд. Большевичка со стажем, первая в мире женщина посол Александра Коллонтай после смерти Ульянова-Ленина проницательно заметила: «Он не мог пережить Инессу Арманд. Смерть Инессы ускорила его болезнь, ставшую роковой».

Инессу Арманд некоторые журналисты прозвали «музой вождя». Как-то неловко представлять себе вождя мировой революции в облике эдакого Аполлона Мусагета, то есть «повелителя муз».

Музы, по большей части, тоже тянутся к художественным натурам, к созидателям и творцам, а не разрушителям, пусть и «старого мира». Впрочем, получить такой эпитет у Инессы были свои основания.

Как у многих профессиональных революционеров у Инессы Федоровны Арманд тоже было несколько имен, не считая псевдонимов. В разное время, а иногда и одновременно ее звали Elisabeth Pécheux d'Herbenville или Inessa Stéphane, а позже Armand или Inès Elisabeth Armand. Дело однако было еще совсем не в революции. Просто у родившейся в Париже 8 мая (26 апреля по старому стилю) 1874 года родители принадлежали к творческой богеме. А в этой среде, как у революционеров и уголовников, в ходу псевдонимы и клички. Словом, привычка к прозвищам в крови.

Отцом будущей русской революционерки был успешный французский оперный певец Теодор Стефан (Théodore Stéphane, его настоящее имя Théodore Pécheux d'Herbenville), а матерью - французская актриса Натали Вильд (Nathalie Wild). У этой супружеской пары, кроме Инессы, было еще две девочки. Из-за ранней смерти отца, чтобы не быть в тягость для своей большой семьи, Инес отправляется к тетке в Москву, которая стала учительницей музыки в семье купцов и текстильных фабрикантов Арманд.

3 октября 1893 года в церкви святого Николая, что в селе Пушкино, которое тогда входило в Мытищинскую волость Московского уезда Московской губернии, Инесса Стефан вышла замуж за Александра Арманда. В браке с ним Инес родила 4 детей: двух сыновей - Александра и Федора и двух дочерей - Инну и Варвару. Пылкая поклонница социал-демократических идей и толстовства оказалась неверной супругой. Она влюбилась в своего деверя Владимира Арманда. Брат мужа был на девять лет моложе Инессы.

Случайно узнав об адюльтере, Александр Евгеньевич Арманд, несмотря на потрясение, проявил великодушие. Владимир и Инесса сначала укатили в Неаполь, а потом поселились в московском доме на Остоженке. В 1903 году, в Швейцарии, у пары родился первенец Андрей. В 1905 году «товарища Инессу» впервые арестовали, а в 1907 году выслали в Архангельскую губернию, куда за ней последовал и новый муж. Владимир Арманд скончался от чахотки в одной из швейцарских частных клиник. 

Феминистки и революционерки избегали делать макияж, носить украшения и пользоваться духами. На фоне этих синих чулок Инесса Арманд выделялась «как беззаконная комета» своей красотой и шармом. Товарищи по партии острили, что Инессу стоит включить в учебники по марксизму как образец единства формы и содержания.

Ленин познакомился с Инессой Арманд в ее родном городе, в Париже, в 1909 или 1910 году. Точная дата не имела никакого значения для них обоих, поскольку это была чистая дружба. «Тебя я в то время боялась пуще огня, - писала Арманд Ленину в 1913 году. - Хочется увидеть тебя, но лучше, кажется, умерла бы на месте, чем войти к тебе, а когда ты почему-либо заходил в комнату Н. К. (Надежде Крупской - ред.), я сразу терялась и глупела.

Всегда удивлялась и завидовала смелости других, которые прямо заходили к тебе, говорили с тобой. Только в Longiumeau (Лонжюмо - ред.) и затем следующую осень в связи с переводами и пр. я немного попривыкла к тебе. Я так любила не только слушать, но и смотреть на тебя, когда ты говорил. Во-первых, твое лицо так оживляется, и, во-вторых, удобно было смотреть, потому что ты в это время этого не замечал...». Они стали подолгу засиживаться в парижском кафе у porte d'Orléans.

Спустя два года после знакомства Ленин в своем письме Арманд сетовал: «ох, эти "делишки" подобия дел, суррогаты дел, помеха делу, как я ненавижу суетню, хлопотню, делишки и как я с ними неразрывно и навсегда связан!! That'is a sign more that I am lazy and tired and badly humoured. Generally I like my profession and now often almost hate it» (Это еще лишний признак того, что я обленился, устал и в дурном расположении духа. Вообще я люблю свою профессию, а теперь я часто ее почти ненавижу).

В этом признании некоторые исследователи усматривают даже желание Ленина бросить все дело мировой революции к чертовой матери и предаться всем прелестям Эроса с любимой женщиной. Более серьезные полагают, что Ильич не рассчитывал увидеть победу революционных сил в России при жизни этого поколения - отсюда, мол, и усталость...

Тем не менее наблюдательные современники заметили, что вождю русских революционеров не безразлична бойкая француженка. Французский социалист Шарль Рапопорт рассказывал: «Ленин не спускал своих монгольских глаз с этой маленькой француженки». Апогей их отношений пришелся на 1913 год. Ленину тогда было 43 года, Инессе - 39 лет. Как свидетельствовала Коллонтай, Ленин сам во всем признался жене. Крупская хотела «отстраниться», но Ленин попросил ее «остаться». Во имя торжества идеи Ленин пожертвовал любовью всей своей жизни.

Поблекшая с годами Надежда Константиновна с пониманием отнеслась к чувствам своего мужа. Она писала, что Ленин «никогда не мог бы полюбить женщину, с которой бы он расходился во взглядах, которая не была бы товарищем по работе». Сослагательное наклонение с троекратной частицей «бы» с головой выдает как непросто далось нелюбимой женщине такое всепрощение.

«Должна существовать связь между волей к власти и половым бессилием. Маркс симпатичен мне: чувствуется, что он и его Женни занимались любовью с энтузиазмом. Это ощущается по умиротворенности его стиля и по неизменному юмору. В то же время, как я заметил однажды в коридоре университета, если спать с Надеждой Константиновной Крупской, человек потом с железной неотвратимостью напишет что-то жуткое, типа "Материализма и эмпириокритицизма"», - напишет в конце 20 века наш современник итальянский писатель и медиевист Умберто Эко в своем бестселлере «Маятник Фуко».

Ленин писал своей пассии по-английски: «Oh, I would like to kiss you thousand times... («О, мне хотелось бы поцеловать тебя тысячу раз...»). Вряд ли поцелуи в июле 1914 года стали исключительно дружескими. Хотя его обращения к ней в письмах всегда оставались подчеркнуто дружескими. Да, так он и писал на английском языке - дорогой друг! Как контрастировали на этом фоне ее письма с неизменным обращением «дорогой» и с концовкой: «Крепко тебя целую. Твоя Инесса».

Смерть Инессы в некотором роде остается загадкой. Уставшая от бесконечной революционной борьбы Арманд хотела поехать на родину, чтобы восстановить растраченное здоровье, но в августе 1920 года Ленин письмом уговорил ее отправиться в санаторий на Кавказ, к Серго Орджоникидзе, который «там власть» и должен был устроить любовнице «отдых, солнце, хорошую работу». Вскоре товарищ Серго бодро рапортовал вождю: «У Инессы все в порядке». Наверное, этот ее старый знакомый, некогда посещавший школу в парижском пригороде Лонжюмо, сумел устроить и «солнце»!

И вдруг телеграмма: «Вне всякой очереди. Москва. ЦЕКа РКП. Совнарком. Ленину. Заболевшую холерой товарища Инессу Арманд спасти не удалось точка Кончилась 24 сентября точка Тело перепроводим в Москву Назаров». Историков удивила эта телеграмма подписанная не Орджоникидзе, а никому неведомым Назаровым. Вполне возможно что и чекистом. За два неполных дня 46-летняя Инесса Арманд неожиданно заболела холерой и скончалась.

11 октября 1920 года цинковый гроб с телом Арманд на запряженной двумя белыми лошадьми катафалке был доставлен с Казанского вокзала в центр Москвы. На следующий день Арманд похоронили в Кремлевской стене между американским журналистом Джоном Ридом и детским врачом Иваном Васильевичем Русаковым. Через несколько месяцев у Ленина случился первый инсульт.

Читайте также: Женщины тоталитарных режимов: Ева Браун: от любовницы Гитлера до жены Гели Раубаль - большая любовь Гитлера Лени Рифенштайль. Геббельс умолял ее на коленях стать его любовницей


Любовница женатого мужчины
Игорь Буккер
Код для вставки в блог