Chloe: 60 лет вечной молодости

Гуру моды
Chloe: 60 лет вечной молодости. 10983.jpeg

Модному дому Chloe исполняется шестьдесят лет. К его славе приложили руку такие знаменитые дизайнеры, как Карл Лагерфельд и Стелла Маккартни. А вот имя основательницы дома сегодня мало что скажет. А ведь именно Габи Агьен современные женщины обязаны тем, что называется модным термином pret-a-porter, а попросту говоря — готовой одеждой.

Принято считать, что для успеха модного бренда ему необходима собственная красивая история, а еще лучше миф. Кто бы спорил. В голову сразу приходят имена Шанель, Ив-Сен Лорана, Диора, Версаче. Но проблема в том, что далеко не каждому мастеру удается получить от судьбы в подарок такую роскошную биографию, как у Коко Шанель. Но это вовсе не делает их менее талантливыми и успешными в бизнесе.

Судьба Габи Агьен — тому подтверждение. Ей не пришлось пробивать себе дорогу в жизни карьерой содержанки, поднимаясь с помощью мужчин "из грязи в князи". Наоборот, ей все давалось очень легко. Родилась в аристократической богатой семье. В 1945 году из Египта переехала в послевоенный Париж, где стала звездой светских салонов, благодаря своим египетским корням. По идее она должна была выйти замуж и посвятить себя семье. Но Габи оказалась нетипичной аристократкой. Ей вдруг захотелось шить. Вроде бы кто-то из ее знакомых предложил ей нарисовать пару эскизов платьев, а потом и изготовить их самостоятельно.

Читайте также: Париж. Неделя prêt-a-porte весны-2013

Девушка на этом не остановилась и отнесла свои творения в модные салоны Диора, Карвена и Жака Фата. К ее удивлению (а что уж говорить про Диора!) платья разошлись как горячие пирожки. Девушку пригласили за деньгами и предложили шить еще.

Тут нужно пояснить, что в те годы, когда начинала творить Габи Абьен, как такового понятия готового платья не существовало. Туалеты принято было шить на заказ в модных ателье. Ну, а среди аристократической публики, безусловно, царили великие кутюрье — те же Диор и Жак Фат. Но их модели были чересчур "для леди" — довольно чопорные, монотонные.

А после войны атмосфера в Европе поменялась. Люди хотели большей свободы — в том числе и в одежде. При этом женщины, многим из которых пришлось пойти работать, чтобы заменить погибших мужчин, не желали и не могли тратить слишком много времени на примерки у портного. Тем удивительнее, что эти витающие в воздухе новые тенденции уловила именно богатая парижская аристократка. Она начала шить хлопковые платье — красивые, более яркие, качественные, но в то же время гораздо более дешевые, чем произведения мэтров моды.

И вот в 1952 году было принято решение — открыть собственный модный дом. Конечно, сразу возник вопрос: как назвать? И тут Габи Агьен совершает еще один интуитивный прорыв. Вместо того, чтобы дать салону собственное имя, как это делали все без исключения кутюрье, она берет имя подруги — Клоэ де Брюметон. Сама основательница объясняла свой выбор так: Габи — имя, больше подходящее для гадалок. А вот Клоэ — гораздо более изысканное. В общем, Габи не стала искушать судьбу, чтобы та сделала ей еще один ценный подарок — увековечила ее имя в истории. И, как выяснилось, была совершенно права.

Читайте также: Мода из Нью-Йорка: весна уже идет

Имя Габи Агьен сегодня не помнит никто, а ее творение живет и процветает. Правда, показ первой полноценной коллекции случился только через четыре года после открытия. Но зато она проходил в кафе "Флора". Лучшего места в Париже нельзя было и придумать. В популярном кафе собирались вершители дум тогдашней публики — модные художники, философы, писатели. Все они приняли показ Chloe на ура.

Старт оказался более чем успешным. Еще один мудрый ход Габи — не считать себя непререкаемым авторитетом в области моды. Для ее дома стало традицией приглашать молодых талантливых дизайнеров. То есть основная линия всегда была одна — создавать легкие, воздушные женственные платья из мягких тканей. А вот ее вариантов, благодаря постоянному притоку "свежей крови", могло быть множество.

В начале 70-х улицы Парижа заполнили хиппи. И Chloe гениально обыгрывает уличный стиль, создавая прозрачные блузы и струящиеся длинные юбки. Впрочем, это уже была заслуга молодого "самородка" Карла Лагерфельда. Но спустя 10 лет Карл изменил Chloe с Chanel. И для модного дома настали не лучшие времена. Даже постоянная смена дизайнера не спасла положения.

Спасением оказалась Стелла Маккартни — тоже неопытный и начинающий дизайнер, как и Лагерфельд когда-то, но не менее талантливая. В 2002 она тоже ушла, созрев для свободного плавания и собственного бренда. Но Chloe пока прочно держится на плаву. Ее модели все также женственны и при этом вполне годятся для повседневной жизни. Среди ее нынешних поклонниц Кирстен Данст и Натали Портман. А вкус у этих девушек, безусловно, очень хороший.

Наталья Александрова
Код для вставки в блог