Стилисты: настоящие мужчины выбирают бороду и усы

Будь в тренде!

Кажется, остроумный Вольтер как-то заметил, что идти в ногу с модой - сумасшествие, а пятиться от нее - смешно. Мода появилась вместе с возникновением вида «человек разумный» и хотя она далеко не всегда бывала разумной сама, продолжает сопровождать человечество. В отличие от обуви и одежды - волосы, а у мужчин еще и вторичные половые признаки, как усы и борода, присутствуют или отсутствуют у каждого индивида в качестве естественной моды. Данное от природы можно улучшить или ухудшить тоже как дань моде. 

Древние египтяне вырывали седые волоски, а чтобы прекратить облысение или заново отрастить волосы применяли чудодейственную клещевину. Хотя хватало и таких, которые стриглись наголо. Борода и усы не украшали лица египтян: нет ни изображений, ни бородатых мумий. Фараоны носили бороду, но не свою, а фальшивую, подвязанную при помощи лент. Длина бороды зависела от общественного положения. Даже египетские царицы представали перед своими подданными с такими подобиями бород.  

Светлые волосы в Древней Греции считались главным украшением. В каждом городе-полисе были свои «примочки». Так, мужественные спартанцы с детства не стригли своих волос, а перед битвами одним из занятий этих бесстрашных воинов было расчесывание своих длинных кудрей. 

Какой же мачо без усов и бороды?. 10029.jpegЖенские прически, вероятнее всего, были позаимствованы с Востока. Они состояли из завитушек и косичек, уложенных на темени или затылке. Прически скреплялись шпильками, украшались диадемами, жемчужными сетками и венками, в волосы вплетали повязки - сфендоны, украшенные золотом или драгоценными камнями.

Жительницы Эллады редко надевали головные уборы, только собираясь в дальний путь, чтобы укрыть волосы от палящего зноя или дождя. На улице гречанки пользовались вуалями, платками или краем верхней одежды, накидывая его на голову и прикрывая часть лица. 

По римской моде женщины также носили большую прямоугольную «шаль», называемую палла и образующую изящные драпировки. Выходя на улицу, они прикрывали ею голову. 

Античный писатель, оратор и философ Апулей (ок. 123 - вероятно после 170 н.э.) утверждал, что «для лица волосы - природные его украшения», а «прическа имеет такое большое значение, что в какое бы золотое с драгоценностями платье женщина ни оделась, чем бы на свете ни разукрасилась, если не привела она в порядок свои волосы, убранной назваться не может». Римлянки были очень изобретательны насчет причудливых форм своих причесок. Жительницы «Вечного города» использовали парики и накладные волосы, преимущественно белокурые, которые закупались в Германии. В последствии они научились обесцвечивать и подкрашивать собственные темные. 

Римляне в течение долгого времени тоже носили длинные волосы и не брили бород. В 300 г. до н.э. в Риме появились первые брадобреи из Сицилии. Они завивали волосы щипчиками и стригли их ножницами. Согласно обычаю, заимствованному у греков, римляне торжественно приносили в жертву богам первые волосы своих детей и волосы первой бороды юношей. Периодически мода на бороды вновь возникала и опять исчезала.

Только богатые могли позволить себе держать домашнего раба-брадобрея. Бритье процесс болезненный из-за отсутствия смягчающей пены для бритья, или бритвы с несколькими рядами лезвий. Бритвы с лезвием в форме полумесяца, изготавливались из бронзы или закаленного железа, были заточены с помощью бруска. После бритья цирюльник вырывал пинцетом лишние волоски по краям бровей, на шее и затылке. Чтобы прикрыть свою плешь, Юлий Цезарь, например, зачесывал волосы вперед. Если на голове растет лишь редкий пушок, то кожу головы покрывают сажей - издалека выглядит как темная шевелюра. А когда от волос на голове уже и следа не остается,  прибегают к парикам и накладным волосам разных цветов. 

Женщины Византии производили эпиляцию при помощи «одного кубка сока из чашечек 'волчьего молока' (возможно имелся ввиду молочай бутериаковый), вина и растительного масла по одному кубку». Перемешав эту смесь, ее наносили ровным слоем и затем соскабливали. «Если же через 40 дней волосы вновь поднимутся, - утверждали авторы рекомендации, - то они будут пушистыми». Для окраски волос в темный цвет использовали сок растения анемона (ветреницы), а для осветления - измельченный осадок кипяченого вина с примесью смолы сосновых шишек в размере половины осадка, растворенных в розовом масле. Предлагалось нанести все это хозяйство на голову и смыть только на третий день. 

До конца VIII или до конца IX века среди аристократии европейских стран сохранялся древний ритуал первой стрижки волос и бороды, известных под латинским названием barbatoria или depositio barbae, а также capillaturia. Было принято, чтобы старшие стригли бороды и волосы молодым людям. Это было своеобразным обрядом посвящения, фактически ставящим того, кто стриг в родство с подстриженным. Данный ритуал проводился даже между царствующими особами. Ему подвергся франкский вождь Хлодвиг и французский король Пипин Короткий. А вот правители из династии Каролингов, включая Карла Великого, бороды уже не носили.  

На средневековом Западе бороду носили только простолюдины и евреи, а также представители знати и высших сословий, как отличительный знак. Рыцари и почетные граждане городов в период с 12 и до конца 14 века почти все без исключения брили бороду. В отличие от принятой прежде короткой стрижки в моду вошли длинные волосы. Перемена происходила не так, как в наши дни - мгновенно, а постепенно, в течение десятилетий, часто колеблясь из одной крайности в другую. С начала 12 столетия в Западной Европе стали носить длинные волосы, доходившие почти до плеч и подстриженные спереди и сзади. Кроме того, волосы завивали или закручивали, а позднее, вместо того, чтобы их подстригать, стали делать пробор и зачесывать волосы назад. 

Женщины, как водится, опередили мужчин. Гораздо раньше прекрасный пол стал носить распущенные по спине локоны, которые были традиционной и самой распространенной прической знатных дам до самого конца 12 века. Замужние женщины из высшего общества подбирали волосы вверх и завязывали особым образом при помощи покрывала. Впрочем, другие модницы предпочитали, завязав волосы широкими лентами в одну или две косы, спустить их сзади или перебросить спереди на грудь. Эта мода так и осталась распространенной в Англии и Франции (где она появилась). В Германии у нее оказалось мало последовательниц. 

Русские женщины в IX - XIII века носили головные уборы в соответствии с семейным и социальным положением. Девушки носили венки и венчики - «коруны» из узкой полоски металла или материи. На металлический остов натягивали материю, которую расшивали шелком или жемчугом. Модницы заплетали две косички под венцом и продевали их в височные кольца. Головные уборы замужних женщин выглядели сложнее. Они полностью закрывали волосы, поскольку с языческих времен женские власа, по поверьям, обладали колдовскими чарами. В допетровской Руси замужние женщины никогда не появлялись на людях с непокрытой головой. 

В начале XVIII века модными считались прически из выложенных на лбу двух локонов, а два других спускались на плечи. Поверх прически водружали подобие чепца из белого кружева или газа - фантанж. К 1730-м годам волосы надо лбом гладко зачесывали, а сзади разделяли на множество локонов. Эти прически начали пудрить. 

Придавать волосам преждевременную «седину» историки моды усматривают с подхалимажем приближенных рано поседевшего французского короля Генриха IV (1589-1610). Парики тоже родом от законодательницы европейской моды 17 столетия - Франции. Они получили распространение в правление Людовика XIII, которому служили бравые мушкетеры.  

По указу Петра Первого от 1698 года дворяне лишились своих бород, которые остались у крестьян и священников. На гладко выбритом лице дозволялось носить аккуратные небольшие усики. Настоящие щеголи щеголяли в париках, каковых имели по нескольку штук. Даже представители правящего класса неохотно подчинялись требованиям новой заграничной моды. Особенно это касалось ношения париков и пудренных волос. 

Русский сатирический журнал «И то и сио» в 1769 году язвил: «До сих пор завивали волосы и ставили кудри наподобие заливных труб и винных бочонков; я ныне упражняюсь в изобретении новой манеры. Выдумка моя состоит в том, чтобы ставить кудри наподобие цветка розы и припудривать волосы красною с некоторой белизной пудрой». 

Во времена господства моды на высокие прически, украшенные страусиными перьями, не всякая женщина могла не только посещать дома с низкими дверями, но даже ездить в карете, в которой надо было сидеть изогнувшись в три погибели. В одной из карикатур отражен подлинный случай, приключившийся с такой модницей. Волосы дамы коснулись люстры с горевшими свечами и вспыхнули. Автор карикатуры изобразил женщину с пожаром на голове и пожарниками, которые поливали ее из брандспойта и растаскивали волосы крючьями. 

В романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо» бабка Лаврецкого вспоминала, как мучительно было носить подобные прически: «Поставят тебе войлочный шлык на голову, волосы все зачешут кверху, салом намажут, мукой посыплют, железных булавок натыкают - не отмоешься потом; а в гости без пудры нельзя: обидятся, - му́ка!» Волосы зачесывали к войлочному шлыку кверху, от него они укладывались по сторонам в косые крупные букли, а позади к затылку прикрепляли шиньон. Такая прическа называлась «западная собачка», утверждает Елена Суслина в своей книге «Повседневная жизнь русских щеголей и модниц».

 Мука, которой обсыпали волосы, была не только с ароматическими добавками, но и цветной. Во второй половине XVIII века их названия звучали весьма экзотично - пюсовый, т. е. красно-бурый. У него были не менее замысловатые оттенки «мечтательной блохи» или «блохи, упавшей в обморок». Затруднительно представить, какого цвета были краски, носившие название «парижской грязи», «блошиной спинки» или «блошиного брюшка», «гусиного помета». И уж вовсе невозможно вообразить цветовую гамму «бедра испуганной нимфы» или «влюбленной лягушки».  

Пудрой обсыпать тоже было целое искусство. Для этого надо было зайти в специальный шкаф, закрыть дверцы, и сверху посыпать порошком пудры. Можно было проделать все иначе: щеголиха брала длинную маску с зеркальцами из слюды напротив глаз, а парикмахер пудрил маленькими мехами или шелковой кистью. 

Почти весь XVIII век у мужчин царила мода на букли - волосы парика укладывали горизонтальными завитыми локонами над ушами. Нужно отметить, что большинство мужчин не желали понапрасну терять время на сооружение своих причесок. Для них французский куафер-парикмахер Мюльет придумал парики из тонких белых ниток, надевая которые не надо было помадиться толстым слоем сала или обсыпаться мукой. Автор «Путешествия из из Петербурга в Москву» Александр Радищев описал встречу с тогдашним метросексуалом, волосы которого были №примазаны» не мукой или крахмалом, а - квасом! Однако «квасные патриоты» пошли не от этого. 

В XIX веке мужчины особо заботились о состоянии своих усов, на что, простите за каламбур, тратили чуть ли не целое состояние. Стоит перечитать пассаж об усах в «Невском проспекте» нашего бессмертного классика Николая Гоголя. Забота об усах занимала в мужском туалете той эпохи такое большое значение, что нашла свое отражение в большой литературе. Герой рассказа В.М. Гаршина «Денщик и офицер» приводил в порядок свои усы с помощью помады. Лейтенант Ергунов у Тургенева «усы красил персидской фаброй, которая, впрочем, отливала больше багрянцем и даже зеленью, чем чернотой». Это уже, впрочем, напоминает еще одного красильщика усов - Ипполита Матвеевича Воробьянинова из «Двенадцати стульев».

 

Игорь Буккер
Код для вставки в блог