Женщины тоталитарных режимов: муза Мао Цзэдуна Цзян Цин

Женщины в истории

У Мао Цзэдуна была не одна жена, да и наложниц в конце жизни у Председателя Мао тоже вполне хватало. Однако среди них выделяется та, которая осталась в истории под именем Цзян Цин. А имен у нее было множество: тут и сценические псевдонимы, и революционные клички. Среди приближенных Мао она появилась в конце августа 1937 года. Если следовать исторической правде, тогда на горизонте замаячили две стройные красавицы - кинозвезда из Шанхая Лань Пин и кантонская певичка Ли Лилянь.

В этот момент Мао очень тяжело переживал свою семейную драму - ссору с бросившей его женой. Вождь Коммунистической партии Китая (КПК) не обратил на «сладкую парочку» никакого внимания. Зато на них положили глаз люди из его ближайшего окружения. Лань Пин в начале 1930-х годов была любовницей члена Политбюро ЦК КПК и секретаря ЦК КПК Кан Шэна.

Женщины тоталитарных режимов: муза Мао Цзэдуна Цзян Цин. 9775.jpegЖенщины тоталитарных режимов: любовница Муссолини Кларетта Петаччи

Лань Пин мечтала устроить свою жизнь, и женатый Кан Шэн, который не собирался разводиться с женой, не представлялся ей перспективной парой. Молодая девушка с богатым прошлым решила окрутить самого Председателя Мао.

Лань Пин родилась в марте 1914 года на востоке Китая, в провинции Шаньдун, в семье богатого плотника Ли Дэвэня. Родной город Шумэн («Чистая и безыскусная») - так отец назвал дочурку - небольшой старинный уездный город Чжучэн находился недалеко от побережья Желтого моря. Отец был алкоголиком и смертным боем бил мать Шумэн.

После очередной пьяной ссоры мать вместе с дочерью бежала из дома. В течение десяти лет они перебивались у одного богатого землевладельца, но все-таки не выдержали и уехали в отчий дом матери - в большой и шумный город Цзинань, провинциальный центр Шаньдуна. С семилетнего возраста девочка носила новое, взрослое имя Юньхэ, что означало «Журавль в облаках».

В 1931 году сбежавшая из дома красавица повстречала бывшего директора начальной школы в Чжучэне, где она какое-то время изучала труды Конфуция. Он в то время нуждался в служанке и предложил эту работу матери Юньхэ. Тогда этого худого и высокого мужчину в круглых очках звали господин Чжан. Теперь же он стал зваться Чжао Юнь, а вскоре изменит свое имя на Кан Шэн. К этому времени ведущая богемный образ жизни девушка успеет побывать замужем, стать известной провинциальной актрисой и обрести массу любовников. У нее был лишь один физический недостаток: шесть пальцев на правой ноге.

Как подчеркивает в своей биографии Мао Цзэдуна современный историк Александр Панцов: «Встреча с директором в Циндао имела для Юньхэ большое значение. Кан Шэн ввел ее в незнакомый мир революционной политики, познакомил с интересными людьми, подпольщиками, и вскоре она вновь вышла замуж, на этот раз за коллегу Кана. Под влиянием мужа-коммуниста в феврале 1933-го вступила в коммунистическую партию. Однако через два месяца, когда ее муж был брошен в тюрьму, в панике бежала в Шанхай и, заметая следы, еще раз сменила имя (на Ли Хэ). Осенью 1934 года ее тоже арестовали и лишь спустя три месяца освободили. Как и почему ее выпустили, осталось тайной. Возможно, «разобрались в невиновности» красивой женщины, как она потом заявляла, а может быть, получили от нее требуемые признания».

Выйдя на свободу, она взяла сценический псевдоним Лань Пин - в переводе «Голубое яблоко» - и ее звезда засияла как на сцене Шанхая, так и на киноэкране. Поклонники-тетаралы говорили, что особенно ей удавался образ разрушительницы буржуазных устоев Норы из спектакля по пьесе Генрика Ибсена «Кукольный дом». Киноманы предпочитали ее роли в ярких антияпонских картинах «Старый холостяк Ван» и «Двадцать центов». Она снова была замужем и снова заводила любовников, но в августе 1937 года на Шанхай напали японцы.

Хрупкая молодая женщина, обладающая огромной волей и бурной энергией, решила покорить сердце Мао Цзэдуна, опираясь на помощь своего старого любовника Кан Шэна. Но и тот, в свою очередь, собирался использовать преданную ему женщину для влияния на Мао Цзэдуна.

В конце апреля 1938 года Мао отправился выступать в недавно открытую Академию искусств имени Лу Синя, расположенную в деревеньке Цяоэргоу. Лань Пин была там преподавателем и заблаговременно заняла место в первом ряду, положив на хорошенькие обнаженные коленки большую и толстую тетрадь. Она старательно и почти со стенографической точностью записывала каждое слово Председателя. Мао не мог не заметить кукольное белое личико, особенно выделявшееся на фоне грубых и загорелых крестьянских лиц.

«Мне еще многому нужно научиться, - робко сказала она после лекции, обращаясь к Мао. - Но, благодаря вам, я поняла, что смогу углубить свои знания». «Ну, если что-то осталось неясно, то не стесняйтесь. Приходите ко мне, разберемся», - приветливо ответил Мао, с головы до ног осматривая точеную фигурку с двумя скромными косичками.

Женщины тоталитарных режимов: муза Мао Цзэдуна Цзян Цин. 9776.jpegНа правах земляка Кан Шэн стал расхваливать Мао все прелести чжучэнских женщин. В сентябре 1938 года Лань Пин стала одним из секретарей Мао и его любовницей. Вскоре после этого она решила окончательно порвать со своим прошлым и попросила Мао выбрать ей иероглифы, наиболее ему приятные. Мао дал ей имя Цзян Цин - «Лазурная река». Через много лет в беседе с американской писательницей Роксаной Уитке Цзян Цин будет отрицать, что ее новое имя придумал Мао. Она утверждала, что придумала его сама. Однако другие источники опровергают ее слова.

Жены партийных бонз и более мелких партийных чиновников особенно возмущались очередным романом Председателя Мао. Они сразу же возненавидели Цзян Цин и стали выливать на нее ушаты помоев. Как будто нарочно из Шанхая в ЦК пришло сообщение, полученное от одного из руководителей местной партийной организации Лю Сяо, будущего посла КНР в СССР, о том, что Юньхэ-Лань Пин «недостойно» вела себя в тюрьме. Возможно, в настоящий момент она является «гоминьдановской шпионкой», предупреждал источник.

Кан Шэн отреагировал моментально и заверил всех и вся в политической благонадежности Цзян Цин. Председатель Мао и Цзян Цин сыграли свадьбу 19 ноября 1939 года. Кан Шэн вошел в доверие к Мао, который поручил ему возглавить работу всех тайных спецслужб компартии Китая. 3 января 1940 года Цзян Цин родила дочь Ли На (Ли «Медлительная»), как и своей старшей дочери Цзяоцзяо, Мао дал фамилию по своему псевдониму Ли Дэшэн. И имя взял из того же изречения Конфуция - «Благородный муж медлителен в речах, но быстр в действиях». К детям от прежних браков Мао Цзян Цин относилась неприязненно, согласно поговорке, как аукнется, так и откликнется.

В 1945 году при прощании на аэродроме, Мао Цзэдун, не стесняясь присутствия других членов Политбюро, впервые прилюдно поцеловал Цзян Цин в губы.

Цзян Цин оказалось не последним именем или, точнее сказать, псевдонимом этой многоликой женщины. Сталин по своим соображениям отказывавшийся принимать на территории СССР Мао Дзэдуна разрешил въезд его жене Цзян Цин и дочери Ли На. Секретный визит проходил с мая по август 1949 года. Формальным поводом была болезнь Цзян Цин, которая приехала под именем Марианы Юсуповой. У нее действительно было истощение. При росте 165 см женщина весила всего 44 кг. За Цзян Цин и ее дочерью Сталин прислал специальный самолет. Цзян была настолько слаба, что в аэропорту Внуково ее вынесли по трапу на носилках и сразу же отвезли на одну из дач для высоких зарубежных гостей, в Заречье. Кроме лечения Цзян Цин, по заданию Мао, должна была приглядеться к жизни в Советском Союзе и установить связи с важными людьми в Кремле.

18 мая Цзян Цин положили сначала в терапевтическое, а затем в отоларингологическое отделение Кремлевской больницы на улице Грановского с диагнозом общее истощение. В больнице она провела больше месяца, жалуясь на слабость, быструю утомляемость, боли в животе, плохой сон и резкую возбудимость. По ее просьбе температура в палате постоянно поддерживалась на уровне плюс 22-23 градусов по Цельсию. Советские врачи от своей пациентки узнали, что она дважды в жизни болела дизентерией, и с детского возраста по несколько раз в году у нее повторялись ангины. 13 июня 1949 года ей, после консультации с профессорами, были удалены обе небные миндалины. Спустя две недели Цзян Цин направили в подмосковный санаторий «Барвиха». После этого она с дочерью отдыхала на правительственной даче, а 29 августа отправилась в Крым в личном вагоне Сталина.

По иронии судьбы, Цзян Цин отдыхала в Кореизе, в бывшем особняке своего русского однофамильца - князя Юсупова, где занимала весь нижний этаж. На втором этаже жил генерал Свобода, будущий президент Чехословакии, с женой Ирэной. Цзян Цин проводила время с этой парой, увлеченно играя на бильярде и прогуливаясь по окрестностям.

По линии ЦК ВКП(б) за высокой гостьей присматривала молоденькая девушка, младший референт Отдела внешней политики Анастасия Ивановна Картунова,  выпускницу Московского института востоковедения. Отчитываясь перед соответствующими органами, товарищ Картунова писала: «Цзян Цин знакома с классической китайской литературой. Читала в переводах Пушкина, Гоголя, Чехова, Горького. Из современных советских писателей особенно ценит Фадеева и Симонова. Хорошо знакома с историей СССР. Когда ей был предложен список фильмов, Цзян Цин попросила вначале показать исторические фильмы в хронологической последовательности».

Мао тяжело переживал разлуку с женой. «Старея, он все больше привязывался к молодой и энергичной Цзян Цин, которая была не только страстной любовницей, но и аккуратным секретарем и хозяйкой. Именно она следила за его здоровьем, распорядком дня, приемом посетителей, одеждой, питанием и прогулками. В общем, вела весь дом. И даже во время танцев, которые он и она обожали и которые Мао продолжал устраивать регулярно, подводила к нему молоденьких девушек», - пишет Александр Панцов.

«Секс влечет к мужчине только вначале, то же, что поддерживает к нему интерес, - это власть», - призналась однажды Цзян Цин. Сама супруга лидера китайских коммунистов теряла свои позиции.

Последние 15 лет жизни Великого Кормчего бок о бок с ним жила Чжан Юйфэн. Тихая с виду женщина превратилась в главного посредника между Председателем Мао и остальным миром, даже Цзян Цин не могла войти к мужу без ее разрешения. Роль Сяо Чжан («Маленькой Чжан») особенно возросла в начале 1973 года, когда речь Мао стала почти нечленораздельной. Он хрипел и задыхался, так что никто не мог понять, что он говорит. Странно, но Мао понимала только Чжан Юйфэн. В конце 1974 года Политбюро официально назначило ее «секретарем Председателя по особо важным и конфиденциальным поручениям».

Цзян Цин пыталась завязать с ней дружбу, но «Маленькая Чжан» была холодна, а в мае 1975 года в окружении престарелого вождя появилась молодая женщина Мэн Цзиньюнь, взявшая на себя обязанности помощницы Юйфэн.

Примерно через месяц после смерти Председателя Мао, 6 октября 1976 года, Цзян Цин и трое других членов Политбюро были арестованы за организацию заговора с целью захвата власти и подделку завещания Мао Цзэдуна. Следствие по делу «Банды четырех» приговорило Цзян Цин в 1981 году за преступления в годы культурной революции к смертной казни с задержкой исполнения приговора. Спустя два года смертную казнь заменили пожизненным заключением. По состоянию здоровья (рак горла) Цзян Цин отпустили на волю, но через 10 дней, 14 мая 1991 года, четвертая и последняя жена Мао Дзэдуна повесилась в душевой комнате больницы.

Читайте также:

Женщины тоталитарных режимов:

Ева Браун: от любовницы Гитлера до жены

Гели Раубаль - большая любовь Гитлера

Лени Рифенштайль. Геббельс умолял ее на коленях стать его любовницей

Игорь Буккер
Код для вставки в блог