В постели с врагом. Cкелеты в шкафу Коко Шанель

Женщины в истории

В своей книге американский журналист и ветеран спецслужб Хэл Воган написал о том, что "великая мадемуазель" Габриэль Коко Шанель была антисемиткой и шпионкой, любовницей высокопоставленного нацистского дипломата и тайного агента. Одна из великих женщин XX столетия пошла на сотрудничество с германской разведкой из-за своих коммерческих интересов.

Долгое время за иконой стиля Коко Шанель сохранялась репутация деловой женщины. Возможно, к ней теперь приклеится ярлык нацистской шпионки и антисемитки. По крайней мере, так пишет в своей новой книге американский журналист и ветеран спецслужб Хэл Воган, который несколько лет работал в архивах.

Автор утверждает, что одна из самых великих женщин XX столетия была коллаборационистской, которая пошла на сотрудничество с германской разведкой из-за своих коммерческих интересов. Шанель была любовницей высокопоставленного нацистского дипломата и тайного агента.

В постели с врагом. Cкелеты в шкафу Коко Шанель. 9974.jpegЖивущий во Франции американский журналист, кокетливо упоминающий о своей работе в ЦРУ, Хэл Воган написал книгу под названием «В постели с врагом, тайная война Коко Шанель» (Hal Vaughan. "Sleeping with enemy, Coco Chanel's secret war»).

Опубликованная в США книга скоро выйдет в многочисленных европейских переводах. В частности, в Германии ее заголовок звучит «Коко Шанель - черный ангел». Почему же к этой милой женщине с толикой элегантной стервозности, к которой окружающие вежливо обращались не иначе как «мадемуазель», добавился темный эпитет?

84-летний ветеран Второй мировой войны, бывший сотрудник ЦРУ и журналист Хэл Воган, который посадил грязное пятно на реноме Коко Шанель, утверждает, что он в течение долгого времени проработал в архивах нескольких европейских государств, а также в американских архивах, прежде чем случайно не обнаружил «скелет в шкафу».

Поскольку олицетворение французской моды Коко Шанель обожала тайны, о ней написано более полусотни биографий. Одни авторы полагают, что порочащие Коко сведения несколько преувеличены, другие эксперты, напротив, видят в этой незаурядной женщине столько темных сторон, что даже не исключают ее сотрудничества с нацистским режимом.

Официальная точка зрения Дома моды «Шанель», который в настоящее время возглавляет Карл Лагерфельд, высказана предельно лаконично: «В жизни замечательных людей случаются несчастья». Потом появилось более пространное объяснение. «Никто с уверенностью не знает, что происходило на самом деле или какова была ее подлинная роль в этой связи. Имеется много различных версий, которые без сомнения навсегда останутся тайной», - написано в заключении Дома моды «Шанель».

По мнению Вогана, Шанель хотела иметь большую долю в фирме, носившей ее имя. Однако  большая часть принадлежала еврейскому семейству Вертаймеров. Предприятие было принудительно отчуждено и передано в арийские руки после оккупации Франции немецкими войсками в 1940 году.

Возможно, желание Шанель осуществилось не без вмешательства секретных служб Германии, с которыми модельерша могла быть связана. После войны Шанель попала за решетку по обвинению в коллаборационизме, но вскоре была освобождена, вероятно, не без помощи ее старого поклонника премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля.

Сразу после войны Шанель на несколько лет укатила в Швейцарию, но потом вернулась в Париж, где продолжила свою карьеру в мире от кутюр.

В своей книге Воган пишет, что 57-летняя Коко Шанель с 1940 года работала на военную разведку Третьего рейха под псевдонимом «Вестминстер» - намек на ее прежнего любовника герцога Вестминстерского Хью Гросвенора (Hugh Grosvenor, Duke oft Westminster).

На следующий год по заданию абвера мадемуазель Шанель, или иначе агент F-7124, предприняла поездку в Испанию вместе с другим шпионом, бароном Луи де Вофреланом (Louis de Vaufreland), задачей которого была вербовка новых сотрудников. Шанель якобы согласилась на этот вояж, чтобы добиться освобождения из концлагеря одного из своих племянников по имени Андрэ.

Читайте также: Сильвия Кристель - легендарная Эммануэль и любовница президента

В то время любовником королевы моды был барон Ганс Гюнтер фон Динклаге (Hans Günther von Dincklage), несмотря на свою статную фигуру и безупречную внешность прозванный «Воробышком» (Spatz), который был на 13 лет младше Шанель. Официально барон был специальным атташе германского посольства в Париже, но Воган называет его «мастером шпионажа», работавшим лично на шефа нацистской пропаганды Йозефа Геббельса.

Известная писательница Сибилла Бедфорд, сестра английской супруги Динклаге Кэтси, спустя десятилетия так описывала этого мужчину: «Шарм Воробышка Динклаге производил непринужденное впечатление. Его красота обращалась как к мужчинам, так и к женщинам».

Благодаря таким связям в период немецкой оккупации и режима Виши она жила в апартаментах роскошного парижского отеля «Ритц», где познакомилась со многими высокопоставленными национал-социалистами. Они якобы и помогли Коко Шанель, которая была убежденной антисемиткой, прибрать к рукам парфюмерную фабрику, выпускавшую марку известных духов Chanel No 5.

Во время суровых допросов бригадефюрера СС Вальтера Шелленберга, которые проводили британские контрразведчики, шеф нацистской разведки рассказал им об операции под странным названием «Модельная шляпка» - Modellhut.

После многочасового пребывания в камере без света, Шелленберг сказал, что в 1944 году его подчиненные доложили ему о существовании известной женщины Шанель, которая настолько хорошо была знакома с Черчиллем, что через ее посредство можно было бы вести сепаратные переговоры о мире с британским премьером.

Ситуация, знакомая российским телезрителям по культовому сериалу «Семнадцать мгновений весны», с той только разницей, что переговоры ведутся не с американцами в лице Аллена Даллеса, а с их английскими союзниками. Немецкую сторону вместо мужественного генерала Вольфа должна была представлять хрупкая старушка Коко Шанель. Пожалуй, Штирлиц опять-таки не спасовал, но работенки пастору прибавилось бы.

Шелленберг со всей серьезностью отнесся к предложению послать «известную фрау Шанель» в Мадрид, чтобы она передала британскому послу в Испании, с которым она была дружна, довольно расплывчато сформулированное письмо, адресованное сэру Уинстону Черчиллю.

Премьер Великобритании не смог бы получить его своевременно. Он задерживался не в лондонском кабинете, а лежал в постели в Тунисе с температурой 39 градусов. Его мучила пневмония.

Признания Шелленберга подтверждаются документами. О планах некоторых нацистских бонз привлечь Шанель к переговорам с Черчилем впервые стало известно еще в 1974 году. Об операции «Модельная шляпка» упоминал первый биограф королевы моды.

Публичные упреки в адрес Шанель за сотрудничество с нацистами посыпались только после ее смерти в январе 1971 года. Позже их подхватывали некоторые биографы. Появлялись и газетные статьи.

В частности заметка лауреата Пулитцеровской премии Джона Апдайка на страницах New Yorker: «По всем имеющимся доказательствам, - писал известный американский писатель, - Шанель было абсолютно безразлично, какая судьба угрожала ее еврейским соседям или какие - что менее драматично - лишения и унижения должны были переносить подавляющее большинство парижан».

Однако до Хэла Вогана никто и никогда не выдвигал против Шанель серьезных обвинений в коллаборационизме, приводя при этом документальные доказательства.

Отвечая на вопрос, почему книга появилась только теперь, Воган сказал: «Во-первых, многие из документов были рассекречены недавно. Во-вторых, многие люди заинтересованы в незапятнанной репутации Шанель. Многие люди предпочли бы забыть и дальше торговать изделиями марки Шанель».

Выводы, к которым приходит автор, по мнению некоторых критиков грешат субъективностью, что портит общее впечатление от книги. Не убедительным выглядит мотив, действительно побудивший Шанель отправиться в Мадрид, чтобы принять участие в операции «Модельная шляпка». Поскольку Коко воспитывалась в католическом доме для сирот, Воган приписывает ей консервативные воззрения будто бы свойственные католичке. При этом известно, что Шанель скорее проявляла интерес к нетрадиционной эзотерике.

Конфликт Шанель с Вертаймерами, по мнению других биографов, с самого начала их деловых отношений носил флер любви-ненависти. Причем с обеих сторон. Несмотря на то, что среди ее друзей было много гомосексуалистов и евреев, в 1960-е годы Шанель признавалась: «Я боюсь только евреев и китайцев; но евреев даже еще больше чем китайцев».

А также:

Эвита Перон - первая леди Аргентины... с темным прошлым

Инесса Арманд - любовница и муза Ленина

Ева Браун: от любовницы до жены Гитлера

Игорь Буккер
Код для вставки в блог