Александр Буйнов - любитель женщин "южного" типа

Разговор со звездой
Александр Буйнов - любитель женщин

Весна все никак не вступит в свои права, но в душе уже совсем другое настроение — наступает время любви! О всех ее проявлениях мы решили поговорить с одним из самых элегантных представителей российской эстрады — народным артистом РФ и Ингушетии, певцом, композитором и шоуменом Александром Буйновым.

Неотразимый парень с гитарой

— Александр, не возражаете против нескромного вопроса "для затравки"?

Не возражаю.

— Сейчас вы — счастливый семьянин. А в прошлом наверняка были свои секреты обольщения женщин? Если да — поделитесь.

В юности, к примеру, было так: если парень играет на гитаре, то этим все сказано. Я играл на фортепьяно буги-вуги, рок-н-ролл и на гитаре — битлов … При таком-то раскладе все девчонки — твои!

Ну, а потом, видимо, в силу профессии девчонки очень часто сами меня "кадрили". Мы с группой, честно говоря, вели не очень-то праведный образ жизни… Но считаю, это тоже была любовь — хотя кто-то, может, и назовет каким-то другим словом.

— У вас и сейчас много поклонниц. Алена, ваша супруга, не ревнует?

Алена к женщинам относится, может быть, даже трепетнее, чем я. Любит их, так сказать, эстетически: ведь по профессии она врач-косметолог — и этим все сказано. То есть она сразу замечает красивое лицо, фигуру, ноги и может иногда мое внимание обратить на кого-то. Даже неудобно бывает: что люди подумают? Но ей все равно, она у меня эстетка…

Наверняка был какой-то самый парадоксальный случай, связанный с поклонницами?

На гастролях несколько лет назад. У меня в программах нередко присутствует "коронный номер" — на музыкальном проигрыше одной из песен на сцену выходит девушка с цветами, просто из зала кто-то из поклонниц. Ее пускают ко мне, и я устраиваю "театральный" поцелуй. Девушка очень бурно ответила мой жест и долго меня не отпускала. В конце концов я оторвался от нее, допел какую-то фразу и проводил ее на место. Однако она отловила меня после концерта: стала что-то говорить, предлагала какие-то телефоны. Пришлось, как обычно в таких случаях, спасаться бегством.

Блондинки проигрывают

— Как-то за кулисами одного из концертов я случайно оказалась свидетелем вашего разговора с коллегой — о том что, сегодня надо пересмотреть стандарты женской красоты. Вы имели в виду блондинок, которые перестали быть эталоном?

Если ориентироваться на мой собственный вкус — то блондинки, безусловно, проигрывают

Это в последнее время — или вообще?

Я люблю женщин, у которых на лице как бы отразилось… татаро-монгольское. В общем, богатая история: то есть разрез глаз соответствует понятию "русский человек", чему-то там скифскому, немного татарскому. Собственно, русские — ведь не национальность, а нация (это понятия разные). Поэтому мне и нравятся женщины южного типа. Многие, наверное, подумают — итальянки? Нет, именно типажи "с восточным оттенком". Вот, скажем, в Финляндии и других скандинавских странах — там красивых женщин, в моем понимании, встретить сложно. Как-то на гастролях идем по улицам, и за долгое время только одна попалась симпатичная девушка. И мы к ней сразу подошли.

И кто она оказалась?

— Наша, из Питера. Она там замуж вышла, живет давно, шпарит на местном языке… Так что, вернувшись к эталонам красоты, скажу: мне нравятся женщины "темные", любых размеров и пропорций. При этом очень важен интеллект.

— Сейчас для вас эталон — ваша жена Алена?

Ха! попробовал бы я сказать наоборот…

— Тогда "дипломатичный" вопрос: в прошлом, говорят, вы были очень влюбчивы?

Ну, почему же в прошлом? И при чем тут жена! Влюбчивым-то я и был, и остался: без этого невозможно быть художником, артистом, что-то творить.

Кобзон и "личная жизнь"

— Но все-таки в работе на какой моменте заканчиваются "нежные отношения"?

— Ровно на таком, чтобы оставаться рабочими отношениями: если бы у меня среди коллег появилась любовница, это привело бы к сложнейшим перипетиям. Однажды я испытал подобную ситуацию и ее последствия "на собственной шкуре". У меня еще до женитьбы сложился бурный роман с солисткой, который продолжался больше трех лет. Это был настоящий индийский фильм — с многосерийным продолжением: треугольники, четырехугольники… Но мы не могли жить друг без друга. Обычно такие романы быстротечны, а здесь он длился долго: было море слез, состояния на грани срыва. При этом музыканты нам ужасно завидовали и постоянно устраивали какие-то приколы: скажем, в автобусе я должен пропустить ее вперед, забить место, а они не пускаю. Как-то из-за дурацкого пустяка разгорелась даже драка.

Мы ездили на гастроли, иногда сразу на несколько месяцев: Чехословакия, ГДР. А на дворе, между прочим, Советский Союз, и здесь мой роман и драки наблюдал местный руководитель, который с нами ездил, а через него — руководство Москонцерта. И из-за этого нас уже не хотели выпускать за границу. Получилось, что я делал весь коллектив невыездным!

Однако я твердо стоял на своем: это моя личная жизнь. Не знаю, что было бы, если б меня на партсобрании в Москонцерте не поддержал Иосиф Давыдович Кобзон — он высказался для тех застойных времен просто гениально: что личная жизнь имеет пределы обсуждения. И мне подмигнул: мол, Буйнов, конечно, такой-сякой, но он лицо коллектива и, разумеется, решит эту проблему. Поставил точку в том жутком разговоре.

Синдром медведведя

— Саш, а вы ревнивы?

— Алена мне повода не дает. Раньше, помню, раза три-четыре в жизни были серьезные моменты: это все равно, что поднять медведя из берлоги — глаза кровью наливаются, пелена, ярость, бешенство… И ничего не слышу — вижу только объект "возмездия". Но потом я стал более спокойным и "взрослым" в этом отношении.

В мире шоу-бизнеса, как известно, вокруг любовных историй ходят разные сплетни. Расскажите о вашей самой запомнившейся.

— Да, был случай, связанный с одной бульварной газетой. Сидим в клубе на чьем-то дне рождения: я и напротив Вова Матецкий. Подходит молодая поэтесса и дарит мне сборник своих стихов. Что-то говорит минуту, две, — ее не слышно, музыка гремит. При этом я сижу, а она стоит. Мест нет, мне неловко! Тогда ничтоже сумняшеся (обожаю это выражение) я подставляю ей колено: мол, присядь, кричи на ухо. Она так и сделала — и совершенно невинно стала мне что-то про свой сборник объяснять. А со стороны получается похоже на поцелуй… Смотрю — нас стали снимать, особенно какая-то девица все ходила вокруг стола и щелкала. Через несколько дней на первой полосе бульварной газеты выходят снимки: с самой что ни на есть грязной надписью про "пьяного Буйнова" и эту поэтессу (ее лица не видно — потому что она человек довольно известный и вне скандалов). И текст в том же духе. В принципе, плюнул бы и все: если бы не жуткий вынос на обложку, который заметили все из нашего окружения. В общем, дома меня ждал форменный развод: фактически закончились всякие отношения.

Ненавижу ситуации, когда я без вины виноват: хоть бы на самом деле было что-то, хоть на миллиметр! А когда я начинал объяснять про Володю Матецкого, который был напротив, — не спасало. Кончилось тем, что я нашел где-то сборник стихов этой поэтессы и попросил разыскать ее, чтобы она сама позвонила жене. Разыскали, позвонила — и только после этого буря у меня дома затихла. А ведь могли бы и правда развестись. После стольких лет брака мы были на волосок от этого. Вот ведь как можно специально подставить человека на пустом месте: снять не в бане с девочками, а на вечеринке с незнакомкой, со спины.

"Облако в штанах"

— А со сценическим костюмом от Юдашкина какие были проблемы? Вроде бы он вас нарядил в какое-то странноватое "облако в штанах"…

— Однажды во время дефиле Юдашкина мне действительно очень понравился один гипюровый костюм на темном мальчике. И я решил: если мне немножко подзагореть, буду в клипе вылитый он! В юности я носил гипюровые рубашки — хипповал, а тут еще и штаны, и весь костюм из кружева!

У меня он вызывал приятные ассоциации какого-то индийского раджи — но уж никак не с "голубыми" мотивами, которые мне неожиданно "приписали". Этот костюм на самом деле внес такой ажиотаж, такую новую струю в мой сценический имидж! Во многих СМИ сразу пошли заметки, рассуждения, намеки…

Однако все же знают, что я не голубой — так это ко мне и не прилипло. Единственное, Боря Моисеев как-то в эфире с сожалением сказал: "Эх, жаль, что ты не наш!" На пресс-конференции как-то все взялись обсуждать мой гипюровый костюм, одна женщина (молодец она) встала и сказала: хорошего мужика и под гипюром видно! Хотя в принципе мне понравился ажиотаж — и я ближайший Новый год встретил тогда на ТВ… в юбке и с хвостом.

Впрочем, в советское время мне приходилось выступать в платьях. В Болгарии снимался клип на одну из моих песен. Я собирался захватить себе какой-нибудь клоунский костюм с разноцветными панталонами, но меня опередил другой парень. А костюмерша предложила женские платья. В результате получился очень шикарный прикид. Кстати, это был первый на советской эстраде выход мужчины в женском платье.

Второй раз в клипе "Тетя" я вышел в синем платье и в туфлях 45-го размера на шпильках. Но в то время был совсем другой менталитет: мы ничем не рисковали, никто бы тогда не написал, что это голубые фишки. Секса ведь не было — и геев тоже.

Париж, Сталлоне и крем для бороды

— Сейчас вы вернулись к своему натуральному облику, цвету волос. А что дальше? И насколько в этом процессе участвует ваша жена Алена как имидж-мейджер и косметолог?

Насчет имидж-мейкера это вы правы, а вот врач-косметолог она только по профессии. Хотя заставила меня (вернее, сначала заставила, а теперь я уже без этого не могу) пользоваться какими-то кремами. Я раньше считал — не мужское это дело, но она мне сразу статью про Сталлоне. Как он был в Париже всего полдня, забежал куда-то купить очередной крем и умотал дальше по делам в Бразилию. То есть Алена меня убедила: что сейчас все нормальные мужики, все артисты пользуются косметикой: кремы, соответствующие коже. Это такая же фишка, как бриться. И теперь я мажусь кремами!

И как будет развиваться ваш имидж дальше?

Буйнов вернулся на круги своя: я теперь натуральный брюнет. А в будущем не знаю, может, и еще что-то придумаю: я ведь все время экспериментирую. Может, вдруг с перьями появлюсь. Блондин Буйнов ведь тоже вышел несколько лет назад из клипа "Оранжевые сны".

— Вы с женой оба люди искусства. Как творческие дискуссии разрешаются — мирным путем?

Спорим, как полагается: с громами и молниями. И из-за моды, и из-за сцены, и просто так. Я ведь Овен, баран упертый, а Алена — Близнецы. Как сойдемся…

Иногда, а еще упираюсь из принципа! Специально, методом от противного: мол, чтобы доказать свою правоту, я тебя сейчас специально "прикалываю" в обратную сторону. Иногда она обижается, потому что думает — я серьезно. А я же ради принципа!

Кто хочет стать Буйновым?

— Александр, давайте опровергнем или подтвердим распространенный миф о вас как о муже-подкаблучнике, который и на сцене, и в жизни во всем слушается Алену.

Эту иллюзию иногда поддерживают СМИ — я бы не хотел отнимать у прессы штурвал этого корабля, рассекающего мутные воды шоу-бизнеса. Но поскольку я человек упертый, я все равно все делаю по-своему. Конечный продукт, выходящий на сцену — это моя работа на все 90 процентов!

Алена просто берет на себя многие организационные моменты: фотосессии, съемки и многое другое. Она работает в этом направлении как продюсер. Как сказала одна девушка в Майами, которая организовала мои концерты в Америке: "Хочу быть Буйновым!" Она видела наши отношения, видела, как я "выпуливаюсь" на сцену с боевым настроением, потому что свободен от шелухи: Алена ограждает меня от всего, что не нужно мне в работе.

А в другом? Я могу ее послушать. Не послушаться, а послушать: это же разные вещи. Продюсер у меня может упереться: не тот костюм или что-то там еще. Но я все равно выйду в том костюме, в каком хочу: потому что я так вижу!

Не думали о расширении своей семьи?

— Иногда с Аленой думаем, потому что ей хотелось, чтобы у нее был я в повторе. А я б хотел, такую же, как она: вторую Аленушку, чтоб сидела рядом со мной на горшке и пела песенки. Эти разговоры ведутся в минуты нежности. А как-то она сказала, что ей хватает меня. То есть на самом деле пока мы в паре, нам друг друга достаточно.

Собаки, кинжалы и белый рояль

— Когда любишь, все время хочется дарить что-нибудь любимому человеку. Как у вас складывается в этом плане? И что больше нравится — быть "дарителем" или получать презенты?

— Люблю делать подарки, особенно тем людям, которых по-настоящему люблю. Могу выбирать их подолгу. Также приятно их получать.

Самые классные подарки мне дарит моя жена Алена. Она хорошо знает, что я люблю. Еще меня буквально задарили кинжалами разных "калибров". А Валя Юдашкин, зная, как наша семья уважает серебро, к каждому празднику преподносит что-нибудь красивое из этого металла: вазы, столовые приборы, подсвечники.

Хорошей традицией было дарить нам животных. Начала ее Алена Апина — подарила бобтейла Васю, симпатичного пса. Потом мой стилист Саша Шевчук принес нам кошку. А продолжила эту цепочку Алла Пугачева. Она как-то приехала к нам в гости и привезла еще одну собаку такой же породы, как играла в фильме "Маска". Мы ее назвали Машкой. Ее отца Филипп привез из Америки, потом появился щенок, и Алла решила пристроить его в надежные руки. А чьи руки, по ее словам, самые надежные? Только буйновские!

Одно из самых почетных мест в моей подарочной коллекции занимают швейцарские часы "Омега", которые после поездки в Чечню вручил мне "за доблесть" наш президент Владимир Владимирович Путин.

Однажды на Новый год моя Алена сделала мне просто суперподарок. Я как-то обмолвился, что очень хочу домой белый рояль. Перед праздниками были гастроли, и в это время Алена нашла в Москве единственный салон, где продавались рояли "Ямаха", и купила там последний инструмент. Оказалось, что их было всего два, предпоследний увезла к себе Алла Пугачева. Так что когда я приехал с гастролей, новая "Ямаха" стояла на специальной небольшой сцене в моем доме. Как на заказ!

Марина Миславская
Код для вставки в блог