Александра Орджоникидзе: успех в IT-бизнесе

Карьера

Как стать успешной бизнес-леди? Каждой женщине, которая добилась высот в бизнесе и карьере, есть, что рассказать. В гостях у главного редактора "Правды.Ру" Инны Новиковой побывала совладелец и управляющий директор IT-портала 3DNews Александра Орджоникидзе. Подчиненным дозволяется называть ее на "ты" и с ней спорить. По мнению Александры, залогом успеха является матриархат.

Смотрите видео

— У тебя на работе коллектив мужской или женский?

— У меня коллектив мужской, и долгие годы я говорила, что девочек на работу не беру.

— Почему такая дискриминация?

— К девочкам я отношусь положительно, а не беру их на работу только по той простой причине, что девочки для нашего мужского коллектива — это большое отвлечение от дел. Тем более, что мужчины у нас очень яркие, интересные, умные.

— Разве нет ярких, интересных и умных девочек, которые бы хорошо писали новости, пусть даже и про всякие "железки"?

— Нет, конечно, такие девушки есть. Например, первый технический директор ЗDNews, которая сейчас живет во Франции. Это потрясающая девушка, и яркая, и умная. А вот после нее в штате состоят только четыре девушки. Мальчиков же в офисе 30 человек сидит, а еще удаленно работают человек 50-60.

— И на них на всех только четыре девушки?

— Да. Две из них — в рекламном отделе, одна бухгалтер и одна верстальщица.

— То есть девушки не допущены до того, чтобы писать о "железках"?

— Допущены, но таких немного. Сейчас у нас появилась девушка, которая пишет про игры, хорошо и толково пишет. Но она фрилансер, она не в штате. Хотя хочу заметить, что девочек вообще мало в IT-отделах.

— Тогда расскажи, как ты управляешь мужчинами?

— Очень легко. Я заканчивала физмат, училась в МГТУ им. Н. Э. Баумана, где было две девочки на 30 мальчиков. Наверное, поэтому и управление техническими сотрудниками мне дается легко. Я же сама из этой среды, в ней выучилась, в ней жила.

— Механизм управления мужским коллективом все-таки какой? Ты говоришь, что ты слабая женщина, у тебя слабое сердце и что если статья не будет написана к такому-то времени, то тебя хватит удар? Или, наоборот, говоришь, что купишь им конфетки или бутылку. Ну это я утрирую, но все же, как?

— У меня был заместитель технического директора, и когда случалось что-нибудь совершенно по его вине несусветное, падал сервер или что-то в этом роде, я говорила: "Выбирай, по затылку или штраф". Он говорил: "По затылку". И я на глазах изумленной публики его стукала.

— Сильно?

— Ну, несильно его нельзя было, потому что он очень большой — иначе он ничего не почувствует.

— Метод кнута, или щелбана, понятен, а каков у тебя метод пряника?

— Я очень люблю, чтобы люди ценили деньги, но при этом были романтиками. Я терпеть не могу всяких заседаний и оперативок — они у нас проходят крайне редко и занимают 15-20 минут максимум. Да и проходят они в таком легком, почти КВНовском духе. А потом наши соседи по офису приходят и говорят: "А над чем вы так бурно смеялись? Расскажите нам этот анекдот". Я отвечаю: "Да нет, это не анекдот — это мы по работе". Вот такая у нас обстановка. И она сама по себе, конечно, уже является пряником. К тому же, у нас существует система стимулирования хороших авторов. Хотя сами зарплаты по рынку IT у нас весьма средние. Но бонусы, конечно, существуют. Например, мы выбираем самые читаемые статьи за два дня, по итогам недели и т. д. и поощряем написавших.

— Ты ругаешься с сотрудниками?

— Да, тогда я закрываю дверь в кабинет и говорю: "Подставляй лоб".

— Этот твой метод мы уже знаем. Но, тем не менее, такие ситуации, когда нужно поругаться, возникают? Потому что, как я понимаю, мужчины-технари, как правило, очень рассеянные.

— Да, это точно. Про некоторых из них можно рассказывать невероятные истории.

Был у нас один молодой человек. И как-то он, стоя у лифта, достал телефон, причем недешевый, какой-то смартфон. Он у него выскользнул из рук и упал в щель между этажом и самим лифтом. Причем эта щель была меньше, чем толщина телефона. Как он мог туда "просочиться", я не знаю и не поверила бы, если бы не видела собственными глазами. А с этим молодым человеком подобные истории происходят постоянно. У компьютерщиков и документы теряются, и паспорта.

Недавно я брала на работу мальчика. Мы с ним поговорили, все обсудили, и я уже хотела взять его трудовую. А он начинает ее судорожно искать и не находит: "Ой, Саша, ну где-то здесь была". Я спрашиваю: "А где ты ее оставил?" Он: "Не знаю. Я сначала за этим столом посидел, потом за тем, а потом еще вот за тем". Но потом еще выяснилось, что, помимо трудовой, в этом пакетике был полный, что говорится, комплект: ИНН, пенсионное, паспорт.

— Что они приходят на работу и обращаются сразу "Саша" и на "ты"?

— Да. Я очень не люблю никакого подобострастия, не признаю никаких "Александра Юрьевна, как вы скажете, так мы и сделаем". Мне самой так проще и комфортней. Ребята — профессионалы. Они лучше знают свою область, чем я. Поэтому, если они будут делать так, как я скажу, получится полная ерунда.

Но мы с ними все время спорим. Если они будут говорить "Александра Юрьевна" и "вы", им будет трудно со мной спорить. Поэтому мои 20-летние программеры или web-мастеры обращаются ко мне примерно так: "Саша, ты не понимаешь. Давай я тебе расскажу".

— Ты уверена, что действительно не понимаешь и то, что они тебе говорят, — это и есть истина?

— Совершенно не уверена. Но опять же сфера нашей работы — это интернет. Недавно у нас сменился главный редактор. Он пришел ко мне и сказал: "Саш, я думаю, что здесь нужно много чего исправить. Давай я напишу список, ты это обсудишь с остальными и вы решите". Я тут же вызвала специалистов. Говорю: "Вот он сейчас скажет вам, что нужно изменить, измените. Попробуем, как он сказал". Он испугался: "А если не получится?" "Ну, не получится — мы вернем обратно". Так что у нас все дела решаются очень быстро.

— Как у тебя происходит подбор персонала? Ищешь ли ты людей через Facebook?

— Нет, конечно. Я достаточно публичный человек, мне это не надо. Facebook мне напоминает дневник тургеневских девушек, в который писали все их подруги, а потом приходили и читали. А еще в конце, когда уже страницы закончились, такая приписочка: "Кто любит более тебя, пусть пишет далее меня". В общем, все это недостаточно профессионально. Особенно, когда через Facebook начинают искать топ-менеджеров, да еще и вывешивают на всеобщее обозрение зарплату в 200-300 тысяч. Это такая безжалостная и дезинформирующая дразнилка — у людей складывается впечатление, что в Москве у каждого второго такая зарплата. А по факту ее не достигают и десять процентов людей. В общем, все это неправильно, на мой взгляд.

В принципе резюме и собеседования очень разнообразны по своей форме. Что представляет собой резюме и что сам человек — две абсолютно разные вещи. Человека могут обучить "правильно себя подать". Написать же можно что угодно.

— Какие рекомендации ты можешь дать? Как нужно выбирать сотрудников? Можешь рассказать какой-нибудь надежный, проверенный тобой не раз способ?

— Самое надежное — позвонить бывшим работодателям и спросить, какие были сложности.

— А если предыдущий работодатель обижен на сотрудника и скажет то, что далеко от реальности?

— Тогда позвонить двум работодателям. Как правило, работодатели — нормальные люди. Мне самой звонят, и я даю рекомендации своим бывшим работникам.

— Ты на резюме вообще смотришь?

— Поверхностно. Они же у меня писатели, поэтому и в резюме себя расписать могут очень хорошо.

— Что если в резюме написано, что человек с места на место переходил каждые два месяца?

— Я не могу сказать, что для меня это причина для отказа. Я могу взять такого человека, но возьму его на удаленную работу.

— Если человек долго работал в определенном месте, для тебя это показатель его эффективности?

— Да, долго — это хорошо. Значит, и его не увольняли, и он сам не уходил. А это уже залог продуктивности его работы.

— Как тебе удается организовать всех своих работников, ведь они у тебя по всему миру работают?

— Я всегда со всеми на связи. За что меня можно ценить, так это за то, что с восьми утра до двух часов ночи я всегда на связи, в интернете. Когда я в поездках, у меня с собой телефон, ноутбук, коммуникатор.

— То есть это такая 3D-реальность? Даже находясь с подчиненными в разных частях света, можно контролировать рабочий процесс?

— Конечно, это вообще не проблема сейчас. Сложность в другом — поскольку мы работаем круглосуточно, то проблема того, чтобы сервера не падали, очень велика.

— Они у вас тоже падают?

— Падают, конечно. Как у всех. Но у нас во главе угла стоят так называемые бекапы (back-up). Это копии сайта со всем его содержимым. И я постоянно спрашиваю ребят: "Ну как там у нас с бекапами?" У нас по крайней мере четыре копии на других серверах. Эти серверы стоят в разных дата-центрах, в одном бэкапится раз в неделю, в другом — раз в сутки.

— Но ведь ты сама можешь не узнать, что там что-то случилось.

— Мне сообщат. У меня есть люди, которые работают во Владивостоке, в Америке, которые бодрствуют, когда мы спим. Поэтому они заметят неполадку и обязательно мне либо напишут, либо позвонят.

И когда мой сисадмин женится, я прошу его привести его невесту в офис и познакомить со мной. Это нужно для того, чтобы она услышала мой голос. Я ей говорю: "Вы, пожалуйста, запомните, как я звучу. Если посреди ночи раздастся звонок и вы услышите в трубке женский голос, то знайте, что это я бужу вашего мужа, чтобы он поднимал сервер".

— А сколько у тебя сисадминов?

— Два.

— И они все время женятся?

— Нет, конечно. Но практика моих знакомств с будущими женами имеется.

— Как бы ты оценила структуру работы своего коллектива?

— Структура нестандартная, что и говорить. Но, тем не менее, она работает.

И вообще, если оценивать нас как бизнес-проект, то он получился очень своеобразным, потому что а) это матриархат, б) матриархат в абсолютно мужском коллективе. Коллектив, конечно, постоянно со мной спорит.

— Зато они тебя уважают.

— Они меня просто любят, потому что я знаю их жен, детей и вообще личные проблемы. Многие из них не раз плакали на моем плече. Ведь у мальчиков основная проблема — это женщины.

— Вот тут-то ты им как раз и можешь помочь…

— Да, естественно. Могу помочь, сказать, почему разводиться не надо, обсудить, в чем проблема.

— Скажи, вот ты, будучи такой занятой, работая постоянно в режиме онлайн, имеешь возможность выкроить время для себя самой, для своей семьи? Есть ли у тебя вообще свободное время? Или ты все время в ожидании сообщений о неполадках с сервером?

— Этого я, конечно, обязательно жду. Но свободное время у меня есть. Естественно, я люблю свою семью, моя семья любит меня.

— Причем муж у тебя не "компьютерный", хочу заметить…

— Муж у меня зоолог, ненавидящий компьютеры, потому что в каждой комнате у нас стоит монитор.

— Зачем так много?

— У меня проведены две линии интернета. Чтобы если первая не будет работать, то я бы имела возможность быть в курсе событий.

— Что на этих мониторах выводится? Какая информация?

— Сайт 3DNews и поминутная статистика происходящего на нем.

— То есть, как табло прибытия и отправления поездов. А у твоего мужа, наверное, складывается ощущение, что он живет на вокзале.

— Да, это его порядком раздражает. Но я нашла способ минимализировать его раздражение по поводу вечно включенного компьютера. А для этого я приобщила его к форумам. Он заядлый курильщик-"трубочник", вот я и воспользовалась его "слабостью" — пристрастила его к форумам любителей курительных трубок.

— А какие у тебя увлечения? Расскажи про слоников. Я знаю, что ты их собираешь и что их у тебя на кухне стоит 600 штук.

— Они уже стоят везде, не только на кухне. Все горизонтальные поверхности в доме заполнены слонами.

— И ты для них постоянно делаешь новые полки?

— Недавно я позвонила знакомому столяру и сказала: "Сделай мне, пожалуйста, дясятикомнатную квартиру для слонов". Он не понял: "Что тебе сделать?" "Ну, у меня осталась стенка свободная, сооруди на нее десять полок".

И друзей я уже предупреждаю, говорю: "Ребят, я собираю не всех слоников, а только маленьких". Однажды я неосторожно обмолвилась, что их собираю, после этого друзья начали мне везти слоников со всего мира. Однажды друг мне привез не одного, а целых 13.

— Ты помнишь, раньше в советских квартирах были слоники?

— Вот таких у меня как раз нет, нигде не могу их найти. А так есть изо всех стран.

— Что они символизируют?

— Слоны — это мудрость.

— Вообще, хобби — это лекарство от стресса. Что тебе дает твое увлечение?

— Когда мне привозят слоников, я каждому из них приклеиваю бумажку на "пяточку". Там я пишу, кто и из какой страны мне его привез, а также историю этого слоника.

— А если он из деревни Урюпино?

— Для меня это тоже интересно. У меня, например, есть несколько вязаных слонов.

— В общем, для тебя слоники — это люди и мир, который вокруг тебя?

— Люди, да. Я очень люблю путешествовать, но у меня это не всегда получается. А так этот мир — в моей квартире. И друзья тоже всегда в ней. Только в виде слоников. А еще я заядлый автомобилист.

— Вот у тебя такой боевой характер. Ты случайно не проходила курсы экстремального вождения?

— Нет. Лет пять я была на "Авто.Ру", и вот мы с другими автолюбителями собирались и устраивали на машинах гонки на льду — на Воробьевых горах, в районе Ленинградки. Спецплощадок для экстремального вождения много. Сейчас это уже не так ярко, а в то время мы устраивали такие своеобразные драйв-тесты. Люди приезжали на одинаковых иномарках и испытывали их в действии.

— А сейчас?

— Сейчас на это времени уже не хватает.

— Какая у тебя машина?

— "Ниссан Тиида". Я называю ее маленький джип. С одной стороны, у нее посадка повыше — я лучше вижу дорогу, а с другой — она втискивается в те места, куда седан с хэтчбеком не проходят.

Я всегда за рулем, сама, круглогодично и уже не протяжении 25 лет. Но сейчас все хорошо, а я еще помню те времена, когда я ездила на "Жигулях", в мороз они глохли, нужно было доставать свечи, прогревать их над газом, вставлять обратно. И аккумулятор тоже, было дело, снимала.

— Я нашла у тебя на Facebook цитату: "Мне не попалось ни одного достойного исследования на тему того, как связано обучение в школе и дальнейшие жизненные успехи. А ведь интересно было бы проследить, как устроились в жизни троечники и отличники. Боюсь, что результат окажется не в пользу отличников".

— Это цитата из статьи автора монологов для современных российских сатириков. Очень незаурядного человека. Я прочла эту фразу, вспомнила судьбы своих одноклассников и поняла, что, действительно, троечники устроились в жизни лучше. В моем представлении, троечниками были не те, кто глупее, а кто просто ленился потратить силы на оформление работ, которые он сдает на проверку учителю. Троечники, они интересней, мне кажется.

— И еще такой вопрос, ты любишь готовить?

— Не люблю. Я люблю готовить только все быстрое.

— Кто же у тебя дома готовит? Специально обученный человек?

— Нет. Домой я прихожу в 10-12 вечера, муж — примерно в то же время. Вместе мы ужинаем, в то время, когда и приходим. Готовка у нас — раз в три дня. Для этих самых ужинов. К тому же, гораздо лучше готовит муж, чем я. В миллион раз лучше. Я готовлю "быстрые" салаты, мясо, рыбу, опять-таки по быстрым рецептам. А там, где требуется долгая и кропотливая работа, это все делает муж. А я выступаю в роли "кухонного мужика", поднеси-подай.

— Ты смотришь телевизор?

— Никогда. Нет, все-таки смотрю один раз — на Новый год. После этого просмотра у меня возникает вопрос: "Ребят, неужели вы такое смотрите целый год?"

— А новости?

— Да, конечно. За новостями слежу. Я подписана на несколько RSS-лент, поэтому в курсе событий. И по радио тоже слушаю.

— Что, по-твоему, главнее — кино, телевидение, театр или интернет?

— Лично для меня — интернет.

— Саша, заканчивая наш разговор, хотела тебя попросить рассказать о твоих планах.

— Моя любимая фраза: "Чтобы оставаться на месте, надо очень быстро бежать". Это из "Алисы в Стране чудес". На самом деле, все всегда наступают на пятки, поэтому надо смотреть, а что еще придумали, а что еще изобрели. Поэтому и в планах — держать руку на пульсе времени, искать молодых и талантливых сотрудников.

Читайте также: Орджоникидзе: "Облачные технологии — у нас на носу"

Интервью к публикации подготовила

Любовь Головина
Код для вставки в блог