О высоких шпильках, гипсе и гламуре

Шопинг
О высоких шпильках, гипсе и гламуре.

Несколько месяцев в гипсе после падения с высоты, смешно сказать, собственных каблуков кого угодно заставят пересмотреть свои взгляды на обувь. Но только не британскую журналистку Харриэт Уокер, которая продолжала мечтать о шпильках, лежа в больничной койке. О своей страсти к обуви, о гламуре и модных тенденциях она рассказала в своей книге.

"В прошлом году я подписала контракт на книгу об обуви и о страсти к ней. Спустя 12 часов я сломала ногу в трех местах — спасибо сапогам на платформе, и бар в Сохо я покидала на носилках.

В последние годы обувь стала неотъемлемым атрибутом праздника человеческого бытия. Даже самые аскетичные покупатели могут поддаться искушению и купить себе пару ярких кроссовок или туфель на шпильках. И даже те, кто бесконечно далек от моды.

В своей книге Cult Shoes, которую я писала, закованная в гипс от бедра до пятки, я попыталась раскрыть, насколько всепоглощающей может быть страсть к обуви. Это касается не только шпилек или танкеток — речь идет о любой обуви, будь то Birkenstock или Manolo Blahnik. Также я писала о тех, кто занял свое место в зале славы любителей обуви, о Габриэль Шанель, Кэрри Брэдшоу и Имельде Маркос.

Обувь — это один и из самых доступных и, тем не менее, самых эксклюзивных модных аксессуаров. Мы все носим обувь, она всем нам нужна. Но из всех предметов гардероба именно обувь, пожалуй, представляет собой самую сложную конструкцию.

Труд, который затрачивается на производство одной пары обуви, — сам по себе искусство. Триумвират Blahnik, Jimmy Choo и Christian Louboutin является олицетворением мастерства и качества: в эпоху массового производства признания и успеха добиваются только те, кто не изменяет традициям. Эти почитаемые мастера — архитекторы мира моды, работающие вопреки законам силы тяжести и зачастую — самой реальности.

Читайте также: Отличная альтернатива высоким каблукам

В необычной обуви нет ничего нового: в 2011 году Британский музей выставил туфли первого века с подошвой из золота. Ноги как украшение — это один из самых древних и бескомпромиссных способов показать свой статус: чем больше человек тратит на них, тем более очевидным становится то, что на этих ногах он намерен пойти очень далеко.

С тех пор ничего не изменилось. Разве что отношение к обуви. Туфли как-то выпадают из мира высокой моды, и это делает их более доступными для большего количества людей. Даже будучи стесненными в средствах, мы готовы инвестировать в долговечность и тратим на обувь больше, чем на любой другой предмет гардероба, возможно, даже больше, чем на пальто.

Кстати, чем хороша обувь: она всегда будет тебе как раз, несмотря на все колебания твоего веса. И даже те, кто ненавидит ходить по магазинам, как правило, ничего не имеют против обувных отделов.

Обувь — это наше средство самовыражения. Ваш внутренний лютеранин может отказаться от одежды, слишком явно говорящей о своей стоимости, однако в том, что мы надеваем на ноги, мы проявляем куда меньшее пуританство. Любая женщина может надеть красные туфли, но на красное платье решится не всякая.

Обувь стала вроде украшения — это ода образу, элемент шика, изюминка. Будь она дизайнерской или массового производства — она создана, чтобы привлекать к себе внимание.

Сегодня обувь уже не обязана быть функциональной. Существуют, конечно, исключения из правил, но фетишизация обуви пошла от дизайнеров, в головах которых не было места мыслям о том, что им необходимо создать что-то, в чем люди могут ходить. Фраза "такси к столу" стала обычной в обсуждениях некоторых моделей туфель — это словосочетание я использовала в 2008 году в статье, когда писала о новой коллекции Louboutin, средняя высота каблуков в которой составляла 14 сантиметров.

Когда Стефано Пилати из модного дома Yves Saint Laurent представил свою коллекцию обуви со скрытой платформой и острым каблуком в десять сантиметров, эти туфли сразу же попали в список важнейших покупок завзятых модниц. Свою пару я надевала только пять раз — чтобы в них передвигаться, нужно не вылезать из такси. А вот купленные несколько лет назад туфельки Miu Miu, расписанные вручную золотыми завитушками и похожие на старинный чайник, я и по сей день ношу с удовольствием. Это одна из самых странных удобных вещей, в которые я когда-либо вкладывалась.

Читайте также: Зачем модницы отрезают себе пальцы

Писать об обуви и гламуре, когда ты лежишь с гипсом и не можешь ходить, трудно. Я вдруг остро поняла, насколько всего одна пара обуви может изменить твой внешний вид. Очевидно, что сильнее всего его меняют каблуки — они удлиняют тело, подчеркивают грудь и заставляют расправить плечи. Обувь меняет твой язык тела, как-то сказал Лубутен. Она поднимает тебя и в физическом, и в эмоциональном смысле. И для таких обувных наркоманов, как я, перемещаться на костылях со старыми кроссовками на ногах — настоящая мука. На самом деле, большую часть восстановительного периода я приставала к своему физиотерапевту с вопросом о том, когда мне снова можно будет носить каблуки. Мы сошлись на шести неделях — я должна была успеть к Неделе моды. "Я не могу пойти на шоу в туфлях на плоской подошве, — объяснила я. — Хотя готова попробовать надеть каблуки и пойти на костылях, если так можно". Физиотерапевт была в ужасе.

Процесс работы над книгой и восстановление после перелома стали для меня неразрывно связанными вещами. Я до сих пор не совсем понимаю, какую власть пара хорошей обуви может иметь над человеком, но она определенно сильна, раз даже я, передвигаясь с костылями, это чувствую. Я стала одержимой мыслью о возвращении к своим каблукам — только так я снова буду собой. После того, как ты приобщилась к культу, очень сложно от него отойти".

Наталья Синица
Код для вставки в блог