Корсет — дьявольская пытка или дьявольский соблазн

Мода

Корсет - самый противоречивый предмет женского гардероба. Этот аксессуар то прятался под одеждой, то нагло выпирал поверх нее. Его воспринимали как орудие пытки, видели в нем то главное орудие соблазнения, то причину болезней, то... средство против нежелательной беременности. Корсет - одновременно и сексуален, и благопристоен. Его используют практикующие садо-мазо, а еще совсем недавно он был принадлежностью спортсменок. Неужели женщины затягивались в корсет так, чтобы объем их талии не превышал 46 см, при этом ломая себе ребра и деформируя внутренние органы? Правда, что жестокосердные правительницы, вроде Екатерины Медичи, насильно вводили корсет в моду? Корсет по-прежнему незнакомец на теле женщины. Но одно качество его не подлежит сомнению - телесность корсета.

Корсет не просто близок к женскому телу. Он - его близнец, клон, сущность, alter ego. Вошедшее в европейские языки французское слово «корсет», в самом своем названии несет посыл - это и есть «тело» (corps). Ведь первые корсеты назывались: corps à la baleine - телами из китового уса. Телесность также присуща всему, что связано с корсетом. Недаром жесткие элементы корсета называются «косточками». Он родоначальник более поздних вариантов белья - бюстгальтеров, поясов для чулок, граций, утягивающих колготок.

Директор и главный куратор музея нью-йоркского Института технологии моды Валери Стил (Valerie Steele) написала один из наиболее влиятельных трудов в современной теории моды. Основательница международного журнала Fashion Theory назвала свой опус «Корсет». Автора 17 книг и редактора трехтомной «Энциклопедии одежды и моды», которую причисляют к самым влиятельным людям в мире моды, Стил неспроста уделила пристальное внимание именно корсету.

И прежде всего исследовательница «ополчилась» на упрощенную картину противопоставления понятий «мода/здоровье и комфорт» или «угнетение/освобождение».

Отнюдь не феминистки, пишет Стил, освободили женщину от проклятья ношения корсета. «Корсет отнюдь не простая причуда буржуазной викторианской моды - он возник несколькими столетиями раньше в рамках аристократической придворной культуры и постепенно распространился во всех слоях общества; его носили как женщины из рабочей среды, так и аристократки», - сообщает нам автор. Валери Стил настаивает на том, что практиковалось разное отношение к ношению корсета.

Человек не совершенен и то, что он делает порой превосходит все разумные мерки. Да, были дамы, которые затягивались в корсет «по самое не хочу». Самый маленький корсет XVIII века имел в талии 61 см, а самый большой - 76 см. Миф об «осиных талиях» у женщин прошлых веков - не более чем красивая легенда. Сказанное касается всех стран и эпох.

Читайте также: Атрибуты роскоши - предметы сугубо практичные

«На днях мерялся поясом с Евпраксией, - писал Пушкин брату, - и талии наши нашлись одинаковы. Следственно, из двух одно: или я имею талию 15-летней девушки, или она - талию 25-летнего мужчины. Евпраксия дуется и очень мила». Между прочим, талия Евпраксии Вульф удостоилась чести быть увековеченной в «Евгении Онегине».

Давно следует оставить в покое и фантазии насчет хирургического удаления ребер. Не соответствуют действительности утверждения, что корсет появился в античности - в Древней Греции или на минойском Крите. У разных народов бывали различные приспособления для подчеркивания талии и поднятия бюста, в которых усматривают предшественников корсета. Однако между архаическими одеяниями и европейским корсетом, каковой появляется в эпоху Возрождения в Испании и Италии, не существует отчетливой культурной преемственности.

И Екатерина Медичи не является изобретательницей «дьявольского орудия пытки». В некоторых музеях имеются печально известные железные корсеты 1580-1600 гг., но нет никаких данных, являются ли они действительно модными корсетами. Современные историки моды склонны видеть в них ортопедические приспособления для исправления дефектов осанки. Подтверждение этому находят в сочинениях прославленного французского военного хирурга Амбруаза Паре (ок. 1510-1590). Кстати, он же предлагал использовать для исправления кривизны ног - железные ботинки.

Первые настоящие корсеты появляются в первой половине XVI века. Именно тогда аристократки начали носить «лифы на китовом усе». В Испании или в Италии в матерчатые лифы стали вставлять пластины из китового уса, рога и бортового волоса. У корсета, как и у анекдота, нет и не может быть автора-изобретателя. Но вот кутюрье, если можно так выразиться, были изначально мужчины. И дело не только в том, что корсет внешне напоминал рыцарские латы или воинские доспехи. Производством и продажей одежды в Западной Европе традиционно занимались гильдии, а там доминировали исключительно представители сильного пола. Кроме того, для производства корсетов использовался китовый ус. Корсетнику требовалась недюжинная сила и навык, чтобы разрезать многочисленные пласты китового уса на тонкие полоски одинаковой толщины.

Европейцы XVIII века видели в корсете признак моральной устойчивости. Когда героиня «Клариссы Гарлоу» (1748) Ричардсона посещает публичный дом, она видит, что проститутки «все в шокирующем дезабилье и без корсетов». «В Англии корсет был неотъемлемой частью повседневного гардероба простолюдинок. Даже у самых бедных был необходимый минимум - корсет и нижняя юбка. Кто-то покупал поношенные корсеты, другие изготовляли их сами, часто из кожи. Вместо дорогого китового уса можно было использовать тростник или дерево», - сообщает Валери Стил. Жены кочующих торговцев и лавочников, облаченные в такие изделия «никогда их не мыли, хотя надевали изо дня в день на протяжении многих лет».

Появилась такая разновидность корсетов, как «джампс» (jamps) - название, вероятно от французского jupe, которым в XVIII веке обозначали короткую куртку. Они менее стесняли движение, чем модные корсеты, поскольку изготовлялись почти или вообще без жестких ребер. Расположенная спереди шнуровка позволяла обходиться без посторонней помощи. Англичанки из буржуазных и аристократических семейств тоже носили джампсы как повседневную одежду или во время беременности. Несмотря на наличие у них горничных, они предпочитали «джампсы» за их большую эластичность.

Отношение к корсету постепенно изменилось в конце XVIII века, благодаря новым представлениям о роли разума и норм поведения. Исследователи полагают, что именно эти факторы повлияли на развитие социального протеста против «искусственной» моды. На это время приходится бум антикорсетной пропаганды. Тон задавали не феминистки, которые еще не появились на свет. В соответствии с духом времени Жак Бонно в 1770 г. дал своему произведению предлинное название «Упадок человеческого рода, происходящий от использования корсета на китовом усе: произведение, в котором показывается, что ношение корсета идет вразрез с законами природы, ведет к истреблению и, так сказать, вырождению человека, которого с первых минут его существования подвергают пытке под предлогом придания формы».

Противники корсета исходили из двух разных посылок. Во-первых, корсет - угроза детородной функции, во-вторых, он уродует само женское тело. Великая французская революция многое изменила в жизни европейских народов, но на моду на жесткий корсет она не повлияла. К 1770-м годам французские модницы начали носить corset - «небольшое изделие, обычно из подбитого ватой льна и без косточек, которое шнуруют спереди с помощью лент или тесьмы и носят в качестве нижнего белья». Корсет добило отношение общества к «аристократической» моде. Как говорят у нас, будь проще - и люди к тебе потянутся.

Мадам Рояль, 19-летняя дочь Людовика XVI, носила в тюрьме легкий корсет, а не жесткий аристократический. Светила философии и медики поддержали антикорсетную кампанию. Новорожденных принято стало кормить грудью и туго не пеленать. Как любая кампанейщина, такое отношение к корсету долго не продержалось и уже около 1800 г. корсет на костях не только вновь вошел в моду, но и распространился во всех слоях общества.

Читайте также: Красавицы и политика - тренд нашего времени

И все-таки женщины отказались от повседневного ношения корсета. А ведь еще в 1930-м году один ведущий американский журнал мод убежденно провозглашал: «Корсеты - фундамент моды на века».  В эти же годы корсетный отдел «был самым прибыльным практически во всех универмагах страны». Против корсета сыграло сразу несколько факторов. Одним из главных стал постулат: лучший корсет - это мышечный.

В 1959 г. американская фирма Du Pont зарегистрировала свою торговую марку. Появилась ткань из синтетического эластичного волокна с хорошей способностью к восстановлению - лайкра. Колготки быстро вытеснили пояса и чулки, которые было невозможно надеть под мини-юбки.

На рубеже 1960-70 гг. наметилась еще одна тенденция, связанная не только с изобретениями технических новинок. Субкультура хиппи и феминистское движение, весьма вероятно, повлияли на отношение к телу. Как оковы для плоти воспринимались не только пояса для чулок, но и бюстгальтеры. «Кроме того, - пишет Стил, - грации критиковались за то, что они порождают отрицательное отношение к сексу, тогда как хиппи акцентировали сексуальное освобождение, а феминистки осуждали превращение секса в товар».

На протяжении 1970-х гг. основным способом «лепки тела» стала диета, к концу десятилетия проявился интерес к физкультуре (бег трусцой, аэробика). В 1980-е все стали усиленно «качаться», наращивая мускулатуру (бодибилдинг). В 1990-е гг. старательно рекламировалась пластическая хирургия. Господство корсета закончилось, но только как элемента одежды. Корсет превратился символ.

Игорь Буккер
Код для вставки в блог